Глава 2. Проблематические натуры (краткий пересказ)

Куда делись изгнанники из замка, никто не знал. Были слухи, что они нашли приют где-то на горе, около униатской часовни. Со стороны кладбища и часовни они приходили в город. Обыватели косились на членов «дурного общества» с враждебною тревогой, хотя некоторые из них были отмечены чертами глубокого трагизма.

 

Короленко. В дурном обществе. 2 глава. Проблематические натуры. Краткий пересказ. Иллюстрированная аудиокнига

 

Принадлежавший к дурному обществу старик, которого звали «профессором», был тихим, полусумасшедшим существом, в поношенной шинели и в шапке с почерневшею кокардой. Поговаривали, что он когда-то служил гувернёром. «Профессор» бесцельно бродил по улицам с понуренною головой и вечно бормотал что-то про себя. Этот несчастный не мог равнодушно слышать упоминания о режущих и колющих орудиях. Насмешники любили вскрикивать так, чтобы он слышал: «Ножи, ножницы, иголки, булавки!» Бедный старик при этом взмахивал руками, испуганно озирался и судорожно царапал пальцами по груди.

К «дурном обществу» относился и штык-юнкер Заусайлов, громадного роста, с сизым носом и свирепо выкаченными глазами. Он вёл открытую войну со всеми горожанами. Заусайлов защищал обижаемого «профессора», вступая в драки с его оскорбителями, не раз дрался и с полицейскими.

Отставной и спившийся писарь Лавровский некогда ходил в вицмундире с медными пуговицами, но предался пьянству, когда заезжий драгунский офицер вскружил голову обожаемой им белокурой красавице Анне. Анна уехала с драгуном, а Лавровский бросил службу, опустился и превратился в нищего. Теперь он, ходил по городу бездомный, оборванный, грязный, обросший нечесаными волосами. Лавровский выбирал темные углы под заборами, садился там на землю и, обращаясь к столбам и заборам, вёл жалобный рассказ о своей молодой загубленной жизни. В таком положении сонного его не раз заливало дождем и даже заносило снегом.

Ещё один из «дурных», веселый пан Туркевич, называл себя генералом и требовал от городских обывателей соответствующих почестей. Он умел особым образом шевелить своими тараканьими усами, был неистощим в прибаутках и остротах. Его постоянно окружала толпа досужих слушателей, а приезжие помещики даже зазывали в «ресторацию» с бильярдом. Туркевич был постоянно пьян. Выпив, он ободрялся и «как пророк Иеремия» шёл «обличать» видных горожан: то секретаря уездного суда, то исправника Коца. Он громко кричал под их окнами, выставляя на вид сутяжничество секретаря и пристрастие Коца к толстым кухаркам. Чтобы отделаться от него, эти начальники высылали из дома слуг дать ему немного денег, и Туркевич с торжествующим видом отправлялся в кабак.

Но самой замечательной из всех проблематических натур, не ужившихся в старом замке, был Тыбурций Драб. Высокорослый, с крупными чертами постоянно подвижного лица, мрачным, упорным, но умным взглядом, он обладал неплохим образованием. Напившись в кабаке, Тыбурций выходил на улицу, становился на бочку и произносил длинные цитаты на латыни из Цицерона и Вергилия простонародным слушателям, которые внимали ему с открытыми ртами. Некоторые считали его даже колдуном. Существовали разные версии насчёт того, где Тыбурций приобрёл свои знания. Самой вероятной была та, что гласила: в юности он был лакеем у сына одного графа. Граф послал барчука в иезуитскую школу, но ленивый сынок не желал ходить на занятия и посылал Тыбурция вместо себя.

Неизвестно от кого у Тыбурция было двое детей: маленькая трехлетняя девочка и мальчик Валек несколькими годами её старше.

Днём все эти «проблематические натуры» слонялись по городу, а ближе к вечеру уходили в направлении униатской часовни, к кладбищу, где в сырые осенние ночи кричали сычи и загорались синие огни.

 

Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы рассказа пользуйтесь кнопками Вперёд / Назад ниже.

© Авторское право на эту статью принадлежит владельцу сайта «Гуманитарное образование». Любые виды её копирования и воспроизведения без согласия правообладателя запрещены!