Слова: «тирания» и «тиран» – по всей вероятности, восточного происхождения (лидийского или фригийского?) и впервые встречаются у поэта Архилоха. Древние греки связывали с ними иное понятие, нежели мы: теперь тиранией мы называем жестокое правление, а тираном – жестокого, хотя бы и законного, государя; греки же обозначали этими словами обыкновенно незаконность происхождения власти и тиранами называли лиц, силою или хитростью присвоивших себе власть, по праву им не принадлежавшую, хотя бы они были люди кроткие и гуманные. Таким образом, тирания в древнегреческом смысле – в сущности, узурпация, а тираны – узурпаторы. Эллинскую тиранию можно сопоставить с цезаризмом в Риме.

Античная тирания была сильнее всего распространена во второй половине VII-го и VI-м веке до н. э. То было время, когда в Греции, с одной стороны, начинали развиваться промышленность и торговля, приобретали большое значение деньги, росла новая сила – демос, народ, а с другой – усиливались произвол и злоупотребления правящей аристократии, экономический гнет и задолженность массы, особенно бедственная вследствие сурового долгового права, обрекавшего неисправного должника на рабство. На почве недовольства демоса, страдавшего от политического бесправия, отсутствия писаных законов, экономического кризиса, и возникла тирания. Это – своего рода демократическая диктатура, в которой нуждался недостаточно еще окрепший демос.

Тираны выходили иногда из рядов высших правительственных лиц (например, Фрасибул в Милете или Дамасий в Афинах); но чаще всего это были аристократы, из расчета, честолюбия или личной обиды разрывавшие связь со своим сословием, становившиеся во главе демоса и с помощью его силою или хитростью захватывавшие власть в свои руки (как Писистрат в Афинах). Существующих форм государственного строя и законов тираны большею частью не трогали и довольствовались властью фактическою, предоставляя высшие должности своим родственникам или приверженцам; иногда, впрочем, они старались и в самом устройстве дать перевес началам демократическим (тиран Клисфен в Сикионе). Опорой их служила прежде всего военная сила – отряд телохранителей, укрепленный дворец. Тираны должны были обладать большими денежными средствами и вводить налоги. Так, Писистрат владел рудниками в местности около реки Стримона, богатой лесом и драгоценными металлами, и взимал с жителей Аттики поземельную подать (в размере 1/10 или 1/20).

Тираны вступали в союз друг с другом (Писистрат и Лигдамид Наксосский) и в тесные связи с азиатским Востоком (Поликрат), вообще развивали широкую внешнюю политику, старались распространить свое политическое и торговое влияние. В этом отношении характерна политика Писистрата, уже наметившего то, что впоследствии совершено было Афинами в V столетии, и явившегося как бы предшественником Фемистокла и Аристида, Кимона и Перикла. Тираны заботились о развитии морского могущества и об основании колоний (Кипсел и Периандр Коринфские). Они искали и нравственной опоры для своей власти в дружественных связях с святилищем Зевса в Олимпии и с дельфийским оракулом; вводили новые культы, покровительствовали (Периандр) культу Диониса, бога преимущественно бедного сельского класса, учреждали новые празднества (Писистрат и Великие Панафинеи). Они выступали в роли меценатов, привлекали к своему двору известных художников и поэтов (Писистратиды – Анакреона, Симонида; сиракузские тираны – Пиндара). Они развивали усиленную строительную деятельность, не только способствовавшую украшению и укреплению их резиденций или общему благоустройству (водопроводы и дороги), но и дававшую заработок массе рабочих и ремесленников.

Лучшей опорою тиранам служила преданность демоса; поэтому личные выгоды заставляли их заботиться об удовлетворении насущных его интересов – о правосудии, о поднятии экономического благосостояния массы. Некоторые из тиранов особенно покровительствовали земледельческому классу: Писистрат созданием для него кредита завершил то, что начато было Солоном, и устранил корень бедствий сельского населения.

В некоторых городах утвердились целые династии тиранов, например Орфагориды в Сикионе, властвовавшие в течение 100 лет; из них особенно замечателен Клисфен. Из других тиранов выдаются Кипсел и Периандр в Коринфе, Феаген – в Мегаре, Писистрат и его сыновья – в Афинах, Поликрат – на острове Самосе. Из сицилийских тиранов V столетия до н. э. особенно известны сиракузские – Гелон и Гиерон. Память о богатстве и могуществе тиранов долго хранилась греками; о них ходили рассказы (например, повествование Геродота о свадьбе Агаристы, дочери сикионского тирана Клисфена).

Тирания нанесла сильный удар аристократии и много способствовала возвышению демоса. Она нередко служила переходною ступенью к демократии или, по крайней мере, к более умеренной сравнительно с прежнею аристократии. Многие тираны были выдающимися личностями, обладавшими мужеством и глубоким умом.

Но тирания имела немало и темных сторон. Если уже наиболее выдающиеся тираны, основатели династий, оказывались слишком неразборчивыми в средствах и слишком подозрительными, то их преемники – тем более. Не имея ни талантов, ни заслуг, которые давали их отцам и предшественникам некоторое право на могущество, сознавая незаконность своей власти, они становятся еще более подозрительными и жестокими, видят свою опору исключительно в силе, в наемной страже, пренебрегают интересами демоса и воздвигают гонение на всех.

Тирания с ее насилием, подозрительностью и лицемерием должна была иметь деморализующее влияние; ее падение после того, как она совершила свою историческую задачу, было необходимо и благотворно для дальнейшего развития греков. Окрепший демос мог теперь и без тиранов отстаивать себя. Тирания стала вызывать против себя недовольство даже в тех слоях, на которые она прежде опиралась. Ее падению немало содействовала и аристократическая Спарта, бывшая естественным врагом тирании как демократической диктатуры.

К концу VI столетия до н. э. в большей части Греции тирания исчезла, уступив место или демократии, или умеренной аристократии. Дольше удержалась она в сицилийских городах. В конце V и в течение IV в. она получила особенное развитие в Сиракузах, в лице двух Дионисиев (Старшего и Младшего) и Агафокла. Но эта тирания имела несколько иной характер: современница упадка демократии и развития наемничества, она являлась диктатурой военной; ее представители вышли из рядов военачальников и опирались почти всецело на солдат. То же следует сказать и о тех тиранах, которые появлялись в Греции во времена македонского господства. Эта младшая тирания сильно отличалась от прежней, старшей.